Проблемы пространственной интеграции экономики регионов России

27 Апреля 2021
В современных геоэкономических и геополитических условиях задача поиска эндогенных факторов социально-экономического развития является ключевой для России. Одним из таких факторов является пространственный, однако потенциал межрегиональной пространственной интеграции в настоящее время используется крайне слабо.

В рамках гранта Президента РФ № МК-2099.2020.6 сотрудники отдела проблем социально-экономического развития и управления в территориальных системах (руководитель отдела – д.э.н., профессор Т.В. Ускова) заместитель заведующего отделом, ведущий научный сотрудник к.э.н. Сергей Александрович Кожевников и младший научный сотрудник Светлана Сергеевна Патракова – изучают этот вопрос в условиях северных регионов.

На основе критического анализа зарубежной и отечественной научной литературы ими была выявлена природа и ключевые признаки категории «пространственная интеграция экономики», под которой авторы понимают управляемый полифакторный процесс роста связности и сближения сегментов регионального пространства в результате роста масштабности и интенсивности контактов (экономических, социальных, культурных и пр.) между его элементами. На основе анализа опыта развития северных стран мира было обосновано, что интеграция их экономического пространства на национальном и региональном уровнях обеспечивается за счет эффективного использования как факторов «первой» (сырьевой, ЭГП), так и «второй» природы (агломерационный эффект и близость к потребителю, инфраструктуре; качество человеческого потенциала, институциональная среда и др.) в рамках развития полицентрического расселенческого и производственного каркаса. В то же время в России в настоящее время роль факторов «второй» природы в развитии северных регионов имеет ограниченный характер, что консервирует сырьевую модель их экономики и снижает возможности интеграции в национальное пространство.

Анализ трансформации системы расселения Европейского Севера России (ЕСР) показал, что наблюдаемое сокращение численности жителей в постсоветский период было обусловлено значительными масштабами как естественной, так и миграционной убыли (в целом по ЕСР численность постоянного населения сократилась почти на 1,6 млн. чел.).

В работе обоснован методический инструментарий оценки интеграционных процессов в экономическом пространстве северного региона в ракурсе межрегиональных миграций населения. Он базируется на принципах «потокового» подхода к оценке с применением как абсолютных, так и относительных показателей миграции. По результатам его апробации на материалах Европейского Севера России доказано, что относительно сбалансированные миграционные потоки сложились лишь между субъектами Карело-Кольского и Двино-Печорского субрегионов Европейского Севера. Вместе с тем в постсоветский период такая связность была существенно нарушена по причине нарастающего центростремительно вектора миграции в субъекты СФЗО (Санкт-Петербург, Ленинградская область) и ЦФО (Москва и Московская область). Эти процессы обусловливают снижение качества экономического пространства северного региона – его поляризацию и нарастание дезинтеграционных процессов.

В постсоветский период усилилась концентрация населения на урбанизированных территориях (в крупных городах, региональных административных и крупных промышленных центрах), а также сельских территориях вокруг этих городов (ближней периферии I и II порядка). С другой стороны усиление поляризации пространства проявляется в сокращении численности жителей малых и средних городов, сельского населения, а также числа сельских населенных пунктов при одновременном росте категории малочисленных (например, даже в самом южном субъекте Европейского Севера – Вологодской области – в 1989-2020 гг. общее число населенных пунктов сократилось более, чем на 1/4; в настоящее время более 2/3 сельских населенных пунктов области – без населения или с числом жителей менее 10 чел.). Данные факты свидетельствуют об определенной деградации расселенческого каркаса северных территорий, сжатии обжитой части, наличии значительной сети «вымирающих» населенных пунктов без реальных производств и людей (как показал анализ, особенно это характерно для дальней, а также в определенной степени средней периферии), что в итоге ставит под угрозу целостность и связность экономического пространства, снижает возможности его интеграции.

На основе анализа межрегиональных торговых связей Европейского Севера России выявлено, что значительная часть товаропотоков в постсоветский период была переориентирована с внутреннего на внешние рынки. Вместе с тем также обосновано, что сохранившиеся еще со времен СССР кооперационные связи являются объективной основой для развития интеграционных процессов в экономическом пространстве северного региона (прежде всего с субъектами СЗФО). При этом обосновано, что они сдерживаются также снижением уровня транспортной связности пространства ввиду значительного разрушения системы внутрирегиональной авиации, внутреннего водного транспорта.

На основе анализа тенденций развития транспортной системы в постсоветский период, а также с использованием методического инструментария, позволяющего оценить транспортную связность с точки зрения как оптимальности конфигурации маршрутов, так и численности населения основных экономических центров, соединяемых данными путями, доказано снижение уровня связности пространства и выявлены «узкие» места в развитии транспорта северного региона. Так, наибольшую связность по автодорогам с другими центрами ЕСР имеют Вологда и Череповец, а худшую – Архангельск и Северодвинск. В связи с этим сделан вывод о том, что повышение транспортной связности субрегионов ЕСР является одним из ключевых условий обеспечения интеграции пространства региона.

На основе анализа стратегических и программных документов федерального уровня и субъектов Европейского Севера России на период до 2025-2030 гг. в контексте управления пространственной интеграцией их экономики на меж- и внутрирегиональном уровне доказано, что:

– в них слабо отражено текущее и перспективное место северных территорий в национальном разделении труда;

– задача обеспечения пространственной интеграции с другими субъектами РФ не нашла прямого закрепления;

– несмотря на определенный стратегический фокус на развитие полицентричной модели организации пространства, все же в инструментальном обеспечении основной акцент по-прежнему делается на развитии крупных узловых форм организации пространства и «коридоров развития», при этом довольно слабо обоснованы место и инструменты поддержки неурбанистических территорий;

– значительный акцент в развитии транспортного каркаса направлен на усиление преимущественно внешних связей, что ограничивает развитие интеграции в рамках национального экономического пространства и консервирует сырьевую модель экономики данных территорий;

– функционал деятельности межрегиональных институтов (например, АНО «Стратегическое партнерство «Северо-Запад») для обеспечения интеграционных процессов является весьма ограниченным.

На следующем этапе проведения исследования планируется обосновать механизмы создания и функционирования региональных и межрегиональных институтов модернизации хозяйственных систем Европейского Севера России; формы пространственной организации хозяйства в условиях зон Арктики и Севера, принимая во внимание усиление экономических связей по линии «Север–Юг», необходимость снижения диспропорций между размещением «арктических» ресурсов и центрами их переработки и потребления с ориентацией на эффективное использование потенциала регионов ЕСР.
Мария Лебедева
ФГБУН "Вологодский научный центр РАН"
isert.ran@gmail.com