Косметический рынок России

16 Мая 2024
Косметический рынок, в отличии от лекарственного, сильнее ощутил последствия событий февраля 2022 года. Косметика не входит в категории социально-значимой продукции, поэтому «уход» из России мировых брендов на фоне санкций наверно можно назвать ожидаемым событием. При этом на законодательном уровне только США ввели ограничения на продажи косметики в Россию, а ЕС в восьмом пакете санкций ограничил закупки из России косметики, но не запретил ее ввоз.

В марте прекратили поставки и продажи Estee Lauder Companies Inc., LVMH, L’Oreal Paris и Shiseido Group. Еще один мировой гигант — американская корпорация Procter & Gamble (Gillette, Pantene, Head & Shoulders, Old Spice) — решил отказаться от рекламы и инвестиций в российский рынок, но продолжит продавать повседневные товары первой необходимости для здоровья, гигиены и персонального ухода. Британская компания Unilever (Rexona, Dove, AXE, Camay, Sunsilk, Timotei) также приостановила экспорт продукции в Россию, однако ее предприятия в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Омске и Туле продолжат работать. О прекращении поставок товаров известила американская холдинговая компания Johnson & Johnson, включающая такие бренды, как o.b., Carefree, Johnson’s. Также закрылись онлайн- и офлайн-точки продаж французского ретейлера Sephora, где эксклюзивно продавались марки Рианны Fenty Beauty и Fenty Skin, веганская косметика KVD Beauty и бренд визажистки Худы Каттан Huda Beauty. В среднем с конца февраля ассортимент товаров во всех сегментах парфюмерно-косметического рынка снизился на 25%.

По данным ITC в 2022 году Россия импортировала косметику на сумму более 807 миллионов долларов США, что в рублевом эквиваленте составило почти 55 млрд рублей. В 2022 году показатели импорта косметологических продуктов сократились на 63% в долларовом выражении и на 58% в рублевом выражении.

Конечно, для иностранных косметических средств есть возможность их ввоза по параллельному импорту: Минпромторг не запрещает продавать ввезенную таким способом продукцию (есть правда ряд брендов, которые попали в исключение), однако планируется, что ее ввезти в Россию можно будет только легально по лицензии от правообладателя. При этом сами ретейлеры не очень стремятся к получению товара через параллельный импорт: это чревато имиджевыми издержками; можно испортить отношения с брендами, а это повлияет на взаимодействие в будущем, да и финансово это не всегда выгодно.

Уход многих иностранных брендов с косметологического рынка России, открывает новые возможности роста отечественного производства косметических средств, но при этом, как и везде, компании столкнулись с логистическими трудностями. Российская косметическая отрасль закупает из-за рубежа около 5 тыс. наименований сырья, используемого в производстве косметики. Доля импортного сырья, используемого в производстве косметики, составляет от 50% до 90% в зависимости от типа продукции (парфюмерия наиболее импортозависима). Сырье в основном импортируется из ЕС, США, Японии, Южной Кореи.

Кроме российских производителей своими заводами в России обладают международные компании по продаже потребительских товаров, продолжающие работу: Unilever (бренды Axe, Cif, Domestos, Dove, Rexona, «Черный жемчуг» и «Чистая линия») и Procter&Gamble (бренды Always, Ariel, Fairy, Gillette, Head&Shoulders). Компании приостановили инвестиционную деятельность и импорт или экспорт своих товаров и сырья, но не остановили производство. В условиях ограничений эти организации могут обратиться к российским производителям сырья для косметики.
Иван Томский
Центр экономики рынков
Долгоруковская ул., д. 7, Москва, 127006
info@research-center.ru
Косметический рынок России