press-release.ru
Служба распространения пресс-релизов
Главная
Поиск




Отраслевые новости






































Экспорт новостей






О влиянии макроэкономических рыночных тенденций на развитие мировой и национальной экономики в 2018 году

13.02.2018

Обвальное падение большинства крупнейших фондовых индексов (американских Dow Jones, S&P, Nasdaq японского Nikkei 225, китайского Shanghai Composite (SSEC), гонконгского Hang Seng, британского FTSE 100, немецкого DAX и др.), произошедшее в начале февраля 2018 года всколыхнуло мировой рынок.
Масштабы падения ряда крупнейших фондовых индексов за 5, 6 февраля 2018 года представлены в табл.1.
Таблица 1
Масштабы падения ряда крупнейших фондовых индексов 5-6 февраля 2018 года
¹ Название фондового индекса Уровень падения
1 Dow Jones - 4,9%
2 S&P -4,0%
3 Nasdaq - 3,8%
4 Nikkei 225 - 4,73%
5 Topix - 5,0%
6 Hang Seng - 5,1%
7 Shanghai index - 3,35%,
8 EURO STOXX 50 - 3,6%
9 FTSE 100 - 2,5%
10 CAC 40 - 3,5%
11 DAX - 2,37%

Поддержал тенденцию и индекс РТС, потерявший на момент закрытия торгов 9 февраля 2018 года 2,06% по сравнению с максимумом, пришедшемся на 25 января 2018 года.
Произошедшее падение крупнейших фондовых индексов закономерно привело к вопросам о том – в чем причины этого падения, и каковы могут быть последствия для экономики?
Начнем с причин.
Истоки обвального падения большинства крупнейших фондовых индексов связаны со сменой главы ФРС США.
Любая смена руководства (даже сопровождающаяся риторикой о будущих перспективах) ментально связана с пониманием тех, на ком указанная смена может сказаться, что точно такой же как раньше управляемая система (в данном случае финансовая система США) точно не останется.
Участники рынка понимают, что тот набор проблем, который достался новому руководителю ФРС Джерому Пауэллу слишком велик. И определенные попытки их разрешения, безусловно, будут предприняты. Но вот большой уверенности в том, что с этими проблемами новый руководитель ФРС справиться успешно у участников рынка нет.
Не случайно, сразу после смены караула в ФРС «индекс страха» Уолл-стрит — VIX — подскочил на 104%, достигнув максимума, который последний раз наблюдался в августе 2015 года.
Фактически, если воспользоваться моделью депривации Д. Дэвиса (J-моделью), традиционно применяемую для описания переходных процессов в социальных системах, то можно говорить о том, что момент смены руководителя ФРС США охарактеризовался для участников рынка резким ростом разрыва между теми ценностными ожиданиями, которые поддерживало у них старое руководство ФРС во главе с Джанет Йеллен, и оценкой возможностей реализации этих ценностей с приходом Джерома Пауэлла.
В результате переоценки ценностей (стоимости активов), выразившейся в существенном падении стоимости акций Google, Wells Fargo, Berkshire Hathaway, Facebook, Amazon, Apple, Microsoft и ExxonMobil потеряли за сутки около $40 млрд. своей рыночной капитализации.
Всего же за первые несколько дней февраля 2018 года, по оценкам CNBC, американские компании потеряли более $1 трлн. своей рыночной капитализации.
Нельзя не отметить, что в падение крупнейших фондовых индексов США внес весомый вклад мультипликативный эффект от одновременного «сверхпланового» роста в США почасовой оплаты труда в США (+2,9% в январе 2018-го против +2,6% в ожиданиях) и числа новых рабочих мест (+200 тыс. рабочих мест против ожидаемых +180 тыс. рабочих мест). Об этом отчиталось за первый месяц года Министерство труда США.
Очевидно, что такой мультипликативный эффект сам по себе разгоняет инфляцию, а в сочетании с ожидаемым повышения ФРС базовой процентной ставки (при этом предполагается, что данный индикатор стоимости заемных средств в США претерпит в 2018 году три подъема) еще больше усиливает инфляционные ожидания.
То, что США в очередной раз выступили в качестве эпицентра паники, приведшей к падению крупнейших фондовых индексов вполне закономерно. Напомним, что по итогам 2017 года США по абсолютному показателю ВВП обошли: Китай – в 1,57 раза; Японию – в 4,27 раза; Германию – в 5,37 раза; Великобританию – в 6,68 раза; Францию – в 7,60 раза; …; Россию – в 15,21 раза.
Многие эксперты справедливо отмечают, что объективных причин фундаментального характера для падения крупнейших фондовых индексов 5-6 февраля 2018 года - не было.
Однако, с одной стороны, совпавшие во времени события – смена руководителя ФРС, инфляционные ожидания в экономике США плюс жесткая риторика Дональда Трампа относительно внешней торговли с главными мировыми конкурентами - Китаем и ЕС, не могли не остаться незамеченными рынком.
С другой стороны, корректировка ценностных ожиданий относительно возможностей их реализации, согласно модели депривации Д. Дэвиса рано или поздно должна была произойти.
При всей звучности падения индекс Dow Jones как главного фондового индекса США (более 1500 пунктов) относительный уровень падения 5 февраля 2018 года (-4,90%) по сравнению с падением 19 октября 1987 года (-22,61%), 28 октября 1929 года (−12,82%), 18 декабря 1899 года (−8,72%) или, например, 15 октября 2008 года (−7,87%) не столь велик. После маятниковых корректировок все скорее всего вернется на круги своя и повторения истории 2008 года.
Правда, следует признать, что масла в огонь обвала индексов в начале февраля 2018 года подлило повышенное внимание ФРС к банку Wells Fargo – самому крупному инвестору на рынке США. Махинации сотрудников Wells Fargo, которые в погоне за выполнением плана открывали счета на имя клиентов без их ведома и завышали стоимость кредитов, привели к тому, что ФРС в качестве программы минимум запретила Wells Fargo наращивать размеры балансовых активов, а также потребовала замены ряда членов совета директоров. После этой истории котировки одного из крупнейших банков США сразу обвалились на 10%, что не могло не отразиться на динамике фондовых индексов. В качестве программы максимум можно рассматривать вариант выявления ФРС других существенных нарушений банка Wells Fargo, что может привести Wells Fargo к банкротству. Вот тогда, Wells Fargo (5-е место в рейтинге крупнейших компаний мира Forbes за 2017 год) может волне повторить роль запала в бомбе мирового финансового кризиса, которую в 2008 году сыграл Lehman Brothers.
В этом случае падение крупнейших мировых фондовых индексов по принципу домино практически гарантировано. Однако сегодня вероятность такого события сравнительно мала.
На произошедшее падение индексов, кроме того, оказала влияние традиционная американская забава (в общем случае, конечно, не только американская) - ажиотаж вокруг постоянно растущих, но необеспеченных бюджетных расходов США. Чтобы сбить артериальное давление, возникающие при мысли о росте национального долга, игроки на рынке ожидаемо активизируют продажи.
Демократы и республиканцы, поделившие симпатии электората практически поровну будут до последнего играть друг у друга на нервах по поводу решения о поднятии домкратом воли верхнего предела госдолга США. «А вдруг не договорятся, - рассуждают участники рынка. – Тогда страну в марте 2018 года ждет дефолт».
Но дабы не потерять гегемонию доллара и не сделать подарок странам-преследователям, демократы и республиканцы, объединяясь против внешнего врага, в последний момент кинутся друг другу в объятия и в очередной раз поднимут планку госдолга США.
Так, что за стабильность крупнейших фондовых индексов и развитие экономики страны – традиционного эпицентра излишних волнений значений фондовых индексов переживать не приходится.
Гораздо более сложные проблемы ждут в 2018 году российскую экономику [4]. Хотя и здесь первопричины традиционны.
Во-первых, это фактическое отсутствие благоприятного инвестиционного климата [3]. Законы вселенной изменить невозможно. До тех пор, пока в стране будет сохраняться и даже наращиваться область высокого давления на финансы, ветер инвестиций будет перемещать их в зоны низкого давления. Ветер этот достаточно устойчив. Достаточно вспомнить, что последний раз приток капитала в страну превышал его отток в 2007 году.
Во-вторых, это отсутствие четких стратегических планов направления этих инвестиций в реальном секторе экономики. Достаточно вспомнить, что объекты сегодняшней гордости национальной экономики, например, металлургические заводы (Магнитогорский, Липецкий, Челябинский, Новокузнецкий, Норильский) – были созданы в годы первой пятилетки плановой экономики СССР (1928-1932 гг.) [1].
Сегодня подобных планов и проектов у МЭР и экономического блока правительства в целом и близко нет.

Тебекин Алексей Васильевич, доктор технических наук, доктор экономических наук, профессор, почетный работник науки и техники Российской Федерации, профессор кафедры менеджмента МГИМО МИД РФ
Московский государственный институт международных отношений (Университета) МИД России
Последние новости данного раздела:
Версия для печати
Делегация «ФосАгро» принимает участие в Петербургском международном экономическом форуме
XV IT Management Forum: NAUMEN представил проекты трансформации сервисного управления на базе цифровой платформы
Янис Варуфакис: Технологии и искусственный интеллект уничтожат капитализм
Анонс Второй Международной Конференции НСНКП
«Форсайт» начинает сотрудничество с компанией «ПРОМГАЗПРИБОРПРОЕКТ К»


Добавить свой пресс-релиз


 
© 2002-2018, Press-release.ru - Информация о проекте | Правила публикации материалов
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Реклама на сайте | Обратная связь